Как больничные клоуны помогают детям при анестезии

Журнале о технологиях в медицине MIBS + HealthCareBusinessNews

Звучит необычно, но … клоуны хорошо помогают при анестезии. Точнее, справиться со страхами и легче перенести подготовку к медицинской процедуре маленьким пациентам помогает игра. А играют с ними больничные клоуны – сотрудники автономной некоммерческой организации «Ленздравклоун», которые с ноября 2019 года начали сопровождать в кабинет анестезиолога детей, проходящих лечение в Центре протонной терапии Медицинского института им. Березина Сергея (МИБС) в Санкт-Петербурге.


Протонная терапия, считающаяся на сегодня предпочтительным методом лучевого лечения детей, отличается субмиллиметровой точностью подачи высокой дозы радиации в мишень – в клетки опухоли. Протоны летят кучно и почти всю энергию доставляют точно в цель, определенную врачом, что обеспечивает главное преимущество метода перед традиционной (фотонной) лучевой терапией – минимальное радиационное воздействие на здоровые органы и ткани, окружающие раковую опухоль. Но чтобы разрушить ДНК патологических клеток таким высокоточным «снарядом», не задев здоровые органы, от пациента во время процедуры требуется полная неподвижность. Однако добиться ее от маленьких детей по понятным причинам невозможно, и потому большинству малышей перед лечением вводят анестетики.


Врачи Центра настроены на минимизацию многократного применения анестетиков: с детьми работают психологи, по специально разработанным авторским программам готовящие малышей к прохождению лечения, так что иногда удается договориться о сохранении неподвижности даже с четырехлетками. Но более маленькие или непоседливые дети (а таких бывает до 30 человек в день) все же нуждаются в анестезии перед каждой фракцией лучевого лечения, которое, как правило, длится 5-7 недель.


Малыши устают от длительного лечения, повторяющихся медицинских манипуляций, нервничают и капризничают, отказываясь порой идти из уютной игровой в процедурный кабинет. И тут на помощь приходят клоуны… О том, какая связь между анестезией и клоунадой, рассказывает Дарья Зарина, руководитель и создатель «Ленздравклоунов».


Дарья, чем клоуны помогают анестезиологам?


Международные научные исследования показали, что дети легче переносят медицинские манипуляции, если с ними работают больничные клоуны. Наша задача — снизить уровень тревожности самых маленьких пациентов, а решение этой задачи напрямую влияет как на качество проведения отдельной процедуры, так и на успешность лечения в целом. Что страх, тревога, недоверие способны отравить любое начинание, это и каждый взрослый знает по личному опыту, что уж говорить о детях.


Недавно читала интересное исследование эффективности работы больничных клоунов во время процедуры ЭКО. Прямого отношения к детской анестезии оно, конечно, не имеет, но результаты очень показательные. В исследовании сравнивается приживляемость оплодотворенных яйцеклеток у тех, кто в день процедуры общался с клоунами, с теми, кто не общался вовсе или общался в другой день.  Так вот у женщин, взаимодействовавших с клоунами в день процедуры, она оказалась на 80% выше!


То, что регулярное присутствие больничных клоунов в стационаре меняет атмосферу в нем, делает процесс лечения менее травматичным и более эффективным, уже, можно сказать, медицинский факт. Более расслабленными становятся не только дети, но и родители, и врачи с медсестрами —  ведь они тоже подвержены выгоранию, это общемировая проблема. Медицинский персонал испытывает колоссальную психологическую нагрузку, даже если в клинике созданы прекрасные условия для работы, поэтому возможность «переключиться» хотя бы на минуту, перекинуться шуткой с клоуном, выдохнуть и просто улыбнуться — действительно необходима.

Что именно вы делаете?


Прежде всего, устанавливаем контакт. Нужно понять, почувствовать, с чем именно мы имеем дело прямо сейчас — ребенок может  серьезно бояться процедуры и врачей, капризничать из-за вынужденного голодания перед анестезией, просто лезть на стенку от скуки в ожидании своей очереди, а может быть в отличном настроении и полной боевой готовности к игре. Поэтому для одного мы будем строить тихую атмосферу безопасности и волшебства, за внимание другого станем бороться,  переключать, отвлекать и тормошить, за третьим пойдем сами — и только держись!


При этом важно не забывать про баланс — не разыграть, не перевозбудить ребенка перед анестезией, не навредить. «Поймать» его интерес и довести до процедурной в хорошем настроении – вот и вся наша история.


Хотя часто мы идем с ребенком и дальше —  в саму процедурную. Конечно, играть во время проведения медицинских манипуляций мы не можем, да и времени на это нет — все происходит быстро и четко, врачебные процессы отлажены как часы. Но мы можем пронести с собой атмосферу игры, начатой в комнате ожидания, и удержать ее до самого момента засыпания. Именно поэтому в процедурную заходит тот из пары клоунов, у кого установился лучший личный контакт с ребенком, иногда берем с собой и игрушку, с которой только что играли.


Вот как это было с Матвеем на ваших глазах — чуть не полчаса возились в игровой с красной лентой, а как пришло время идти к анестезиологу, лента стала «арканом», которым Матвей утянул меня за собой в процедурную.


Принципиальный момент, за которым мы очень следим: клоуны не должны создавать помех медицинскому персоналу. Не лезть, не выпячиваться, помнить, что первичны здесь врачи и ребенок. Это не так уж и просто: одновременно «вешать» свою атмосферу и быть «невидимкой».


Вы давно практикуете сопровождение детей во время процедур?


На регулярной основе начали именно в протоном центре. До сих пор организации, с которыми мы сотрудничали, редко допускали клоунов в процедурный кабинет. Думаю, это больше связано с привычной организацией лечебного процесса, чем с доверием к клоунам.


Мало где персонал относился к нам с такой любовью и поддержкой, как в нашей первой больнице — детском отделении НИИ онкологии в Песочном. Клоунов использовали в хвост и в гриву: старшая медсестра, бывало, просила подгадать визит под дату взятия пункции у конкретного ребенка, или нас ждали к обеду, чтобы уговорить поесть малышей, котором жизненно необходимо поесть,  просили зайти к ребятам на «химии» или после наркоза, мы регулярно пили чай в ординаторской… Но ни разу за десять лет  не переступили порог процедурной — когда в этом была необходимость, могли поработать в дверном проеме кабинета.

Несколько лет назад была предпринята попытка организовать сопровождение клоунами болезненных манипуляций в детском хосписе, но не «взлетела»…  И все вернулось на круги своя. Зато в палате интенсивной терапии детского хосписа клоуны прижились с первого раза.


Так что Центр протонной терапии МИБС — первое место, где мы стали регулярно сопровождать малышей на анестезию. Ради этого я даже снова надела нос, хотя уже около года занималась только административной работой и обучением новичков. Планировала выйти на несколько недель, настроить процесс — на тот момент только у меня был опыт сопровождения анестезии — и дать дорогу молодым, но, как видите, втянулась и осталась.


А где вы этому научились?


В Израиле. В 2012 году в Иерусалиме на конференции больничных клоунов подружилась с коллегами из организации Dream Doctors и пару лет летала к ним раз в несколько месяцев. Такая получилась долгая и очень счастливая стажировка.  Я не просто имела возможность видеть работу фантастических клоунов, но и сама работала в паре с израильтянами на детских отделениях, в инклюзивных садиках, во взрослом приемном покое, и да, в процедурном кабинете.


То есть, за рубежом это распространенная практика?


В Израиле — однозначно. Там больничная клоунада воспринимается очень серьезно, как признанная парамедицинская специальность. В университете Хайфы можно получить степень бакалавра больничной клоунады, недавно была защищена первая диссертация, проводятся социологические и медицинские исследования.

Клоуны в Израиле работают в клинике строго два раза в неделю по 5 часов и не больше, иначе грозит выгорание. Но на зарплату от этих двух выходов можно нормально жить и даже растить детей. Причем в первый, пробный, год для больницы это бесплатно, работу клоунов полностью оплачивает специально созданный фонд. Если спустя год больница хочет продолжать взаимодействие, она должна найти деньги на оплату половины суммы. А еще через пять лет — взять финансирование полностью на себя. Еще ни одна больница не отказалась.

Это, на мой взгляд, совершенно правильный подход. Не только специалист, чей труд достойно вознаграждается, относится к себе и своему делу с большим уважением и ответственностью, но и клиники чувствуют большую ценность больничной клоунады, если оплачивают ее. Такова человеческая природа: бесплатное воспринимается как само собой разумеющееся  и даже как некачественное. Но мы живем в российских реалиях и наши услуги для больниц бесплатны, мы сами привлекаем средства и сами платим клоунам зарплату. И, бывает, что в начале встречаем восторг: «Как здорово, что вы пришли! Как замечательно, что это будет регулярно!», а потом люди привыкают и воспринимают нас как само собой разумеющееся. Зато дети нам всегда рады!

Когда появилась больничная клоунада в России?


Смотря с какого момента вести отсчет.  Если от разовых волонтерских выходов, уже очень давно. Знаменитый американский больничный клоун и писатель Патч Адамс, основатель волонтерского движения, более 30 лет каждый год приезжает в Россию с командой, и у него тут много последователей.


Первая российская организация, ориентированная на постоянное посещение детских больниц, «Доктор Клоун», была создана Константином Седовым в Москве около 15 лет назад. Питерское отделение мы с ним открывали вместе в 2009-м. Это был  еще волонтерский проект, но наши клоуны проходили серьезный отбор и подготовку. К профессиональному формату смогли подступиться только через 3 года  — в 2012 году больничная клоунада в России стала профессией.